Они равны нулю

Они равны нулю
Григорий Амнуэль

Ноль, помноженный на ноль, дает ноль.

Мы равны нулю! Хотя писали, говорили, подписывали, выступали, но все поодиночке или почти поодиночке.

КПРФ и большинство левых предложили сказать «НЕТ». Скорее всего, многие из их ядерного электората и членов так и сделали. Отступать им уже некуда. Учитывая принятые «поправки» в такой оппозиции власть больше не нуждается. То, что за ними стоят миллионы, при таких наглядно продемонстрированных процедурах особого значения уже не имеет. Кремлю нужен монолит одной организации, хотя её и могут всё ещё называть «партией». Нужна только вертикаль, сильно напоминающая византийский принцип управления. В эту перспективу парламентская оппозиция не вписывается. Даже прозорливый Жириновский уже это почувствовал. Сам обнуление поддержал, от него по существу слова «против» не услышите. Однако, сразу после этого, на всякий случай, в качестве поддержки своего постоянного соперника и многократно поименованного «коммунистического врага» поехал помочь собирать клубничку в совхоз им. Ленина, директор которого П.Грудинин успел ещё раньше в полной мере испытать на своей шкуре и своих работников все прелести активной политической позиции во время избирательного процесса.

«Яблоко» призвало не ходить. Ну, и не пошли все те, кто ещё надеется, что могут вернуться яблочные времена. Увы, ради монументального госстроительства «яблочные сады» однозначно будут вырублены. Несколько яблонь, возможно, оставят для красоты, но урожай с них власть уже не интересует.

Навальный также призвал бойкотировать. Бойкотировали. Теперь можно сделать «зубодробительный сюжет» о благосостоянии членов Центризбиркома или служащих, наконец внесённой в конституцию Администрации Президента. Они и так знают, за что служат. Другие тоже видят огромные заборы, суперджеты, яхты и многочисленные передачи на ТВ про то, что «богатые тоже плачут». Молодым, кидавшим кеды и так понятно, что лучше валить, если не хочется превратиться в «пушечное мясо». Иначе придётся подчиняться, встать на колени и продолжать существование в соответствии с навязанными властью условиями игры. «Мясо отдельно – мухи отдельно». Простите, перепутал поговорки: «Власть отдельно – мы отдельно». То, что нас намного больше, чем «власти», их не смущает. Для этого заведено и постоянно развивается много «мухобоек». На это бюджетных средств никогда не жалко. Мы для власти куда страшнее угрозы неведомой пандемии.

«Конгресс Интеллигенции» выступал и сообща, и по отдельности. Писал и подписывал письма со странным предложением, чтобы каждый решал, как ему поступать. Почему странным? Да, потому, что читающие далеко не все, а точнее лишь меньшинство умеют принимать ответственное решение сами. Большинство приучено следовать чётким указаниям. Взывания и обращения на YouTube, «Дожде» и на «Эхо Москвы», рассказы о том, как сам пошёл и поставил крест в нижней графе, не могли заменить общего чёткого воззвания идти и голосовать «против». Да, это было бы не очень интеллигентно, но противная сторона о «чистоте рук» не очень беспокоилась. Противостоять «бесогонству» и «урокам русского» только брезгливо отворачиваясь и заявляя, что у меня нет телевизора, – бесполезно. Население, простые люди его смотрят. Власть этим активно пользуется.

Они равны нулю. Увы, в переносном смысле. Результат обнуления – это именно то, к чему они стремились. Однако, «ноль» у них активно присутствовал и будет в отношении нас присутствовать дальше. «Ноль» – это отношение к законам, процедурам, к нам. «Ноль» – это массовые баннеры на всех магистралях страны, бесконечные ролики с известными и неизвестными гражданами на всех каналах ТВ и Радио от «РТР» до «Культуры», от «Русского радио» до «Эха». «Ноль» – это в приказном порядке организация «голосования» бюджетников. «Ноль» – это использование электронного голосования в системе принудительного группового голосования необходимым власти образом. «Ноль» – это организация массовых мероприятий, приуроченных к проведению голосования, парады, открытие памятников, дорог и прочее, прочее, прочее… «Ноль» – это уничтожение малейшей возможности наблюдения за процедурой голосования независимыми гражданами, а не прикормленными и запуганными. «Ноль» – это материальное принуждение среднего и малого бизнеса участвовать в организации беспроигрышной выборной лотереи. В ситуации с огромными финансовыми потерями от карантина, возможно, это было сделать легче всего. На это бюджетных средств хватило, как и на срочное повышение должностных окладов силовикам. На дополнительные мизерные выплаты пенсионерам и семьям с несовершеннолетними детьми деньги нашлись мгновенно и без проблем в отличие от массы уверений, что во время карантина провести по примеру множества стран мира выплаты всем гражданам – денег у нашего государства нет. Наших денег, собранных за счёт наших налогов! Короче, их «ноль» росс на глазах не по дням, а по часам и в результате нулевого подсчёта привёл к искомому для них результату – ОБНУЛЕНИЮ.

Экзитполы показали, что всё перечисленное дало результат. Центризбирком подтвердил – проголосовало примерно 65% имеющих право голоса. То есть, 35% просто не пришли! А если бы пришли и поставили крест в нижней графе? Это изменило бы результат?! А если бы, продвигая электронное голосование, облеченные возможностью контроля обратили бы внимание на странную тенденцию голосования сотрудников бюджетных предприятий в один час и в одном месте?! При этом, в отличие от обречённых на казарменное содержание, они пока свободны в своём перемещении по городу, а соответственно, и в своём праве голосовать по месту жительства и независимо от давления сверху. Мне скажут, что они могут это делать, – согласен. Вот только столетия поколений, воспитанных страхом, финансовой зависимостью от жалких подачек, впитавших с молоком матери, с кровью отцов дисциплину преклонения и подчинения перед висящим на стене портретом, – обречены на подчинение власти. Без создания гражданского общества, без объединения позиции в разъяснениях, в выработке компромиссной, но общей позиции по тому или иному вопросу жизни они обречены на подчинение власти.

Только мобилизовав все силы и средства, мы смогли бы объединиться, смогли бы привлечь молодёжь, организовали бы круглосуточное наблюдение за участками в течение всей недели, противопоставили бы властному ресурсу гражданский ресурс. Уверен, результат был бы другим. Мы бы перестали быть «нулём» и в их глазах, и в собственных. При таких действиях и активности гражданского общества, не купленного и не запуганного, можно было бы очень сильно изменить цифры. Виноват, изменить страну. Уверен, 21% превратился бы в намного большую цифру тех, кому не всё равно. Тех, кто действительно, а не на плакатах готов встать с колен.

Григорий Амнуэль, kasparov.ru

Источник — Хартия’97

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Пролистать наверх